Несколько районов Иркутской области задыхаются из-за дыма лесных пожаров

Из-за сильнейшего задымления нарушено авиасообщение. В Киренском районе даже невозможно сейчас передвигаться водным транспортом. В самом Киренске превышение в атмосферном воздухе предельно допустимых концентраций по содержанию оксида углерода на 40 процентов. И диоксида серы — на 60. По сообщениям МЧС, огонь не угрожает населённым пунктам.

Но люди задыхаются от дыма. #Потушитепожарысибири — в соцсетях запустили флешмоб с таким хештегом, снимаясь на фоне своих поселков и городов, где ничего не видно.

Взлётно-посадочная полоса аэропорта Киренска вся будто в молоке. Дым от пылающей тайги то немного растащит, то натягивает опять. Ещё с понедельника сюда прекратили летать.

С 22 июля в город Киренск не выполнен ни один рейс из Иркутска. Самолёты пытались сюда заходить, но сделали круг над городом и уходят обратно. Видимость сейчас 400 метров, для экипажа АН-24 нужно 3 километра для того, чтобы он сел на полосу.

Аэропорт не принимает по погодным условиям. Пассажиры устали томиться в бесконечном ожидании, им приходится сдавать билеты до областного центра. И ехать на маршрутке почти сутки. Говорят, в этой ситуации перевозчики уже задрали цены. Внутри самого города на острове — Киренска — с транспортом всё в порядке. Хоть видимость и слабая, но паромы невозможно закрыть, надо переправлять население. Но другая проблема — запретили ходить пассажирским судам. Так ради безопасности распорядилась администрация Ленского бассейна внутренних водных путей.

— Движения пассажирского флота парализовано уже четвёртые сутки. Диспетчерская служба не даёт разрешения. Последний рейс мы ушли только во вторник до Визирный-Киренск и в Киренске дальше было остановлено, — говорит исполнительный директор судоходной компании «Витим-Лес» Максим Бушмагин.

К тому же ограничено судоходство, чтобы не скапливались баржи, теплоходы, корабли и грузы в порту Осетрово.

Рабочий посёлок Давыдово, где трудятся вахтовики, смог от лесного огня накрыл в среду. Это примерно 200 километров вниз по реке Лене от райцентра. Здесь накануне другой берег хотя бы просматривался, самые рисковые ходили на лодках. Позже всё замерло — штиль, дым и ни дождинки уже почти 3 недели, к тому же жара — +30 градусов. Старожилы из соседнего села Коршуново говорят, так сильно горело в 86-ом году. Сейчас теплоходы «Полесье» стоят на приколе, никак не добраться и не выбраться из некоторых деревень.

— Тем паче у нас места труднодоступные, только единственная дорога через ВСТО, и то по моему её сейчас должны закрыть по всей вероятности из-за плохой видимости, — говорит житель села Коршуново Владимир Рютин.

В транспортной блокаде оказались Коршуново, Мироново и посёлок Визирный. Туда вместе с лесниками отправился заммэра Киренского района. Потому что сейчас огонь подходит к Визирному, до населённого пункта осталось меньше 8-ми километров.

— Наша главная задача сегодня — это защита населённых пунктов. Это опашка, информированность, запас воды. Ситуация усугубляется ещё и тем, что сегодня допустимая предельная по оксиду углерода у нас превышена, начинаются жалобы населения на нехватку воздуха и обращения в ФАПы и больницы, — говорит мэр Киренского района Кирилл Свистелин.

Дело в том, что помощи ждать с воздуха бессмысленно. Бе-200 не могут тушить очаги в таких условиях. К тому же с момента авиамониторинга до заброски десантников проходит около 3-х суток, по словам главы Киренского района.

пн вт ср чт пт сб вс